© 2019 - All Rights Reserved by Ivan Porkhachev

  • YouTube Социальные Иконка
  • inst
Ранее...

О "современном"...

November 8, 2015

 

Павел Алешин – согласен с ним во многом, очень правильная на мой взгляд позиция. Давно не встречал таковую в искусствоведческой среде. Вопрос качества искусства кураторы и прочие арт-менеджеры давно уже затерли до уровня еле заметных авторских восклицаний на фоне их практически вездесущих мнений, пропагандирующих полную вседозволенность - унитаз, хорошо, куча г-на – еще лучше!

 

Выставку Валентина Серова в Третьяковке, посетило на данный момент уже более 80 тысяч человек, вы думаете это случайность – нет, это потребность людей, которым надоело смотреть на мазню. Пойду второй раз и я, но перед этим перечитываю Аркадия Кудря, ЖЗЛ «Валентин Серов», так как в который раз уже убеждаюсь, насколько среда и круг общения формируют тех людей, которые входят потом в «золотой фонд» искусства. Да, некоторым это удается вопреки, но часто уже посмертно! Сейчас не принято много учиться, многие даже считают, что лучше этого не делать. Да, время меняет подход ко многим вещам в искусстве и отражается на технике и материалах, более того, сам пробую прикладные возможности и совмещение ручного и цифрового, НО, изначально должно быть мастерство, потом все остальное.

 

Итак, Павел Алешин, искусствовед, переводчик:

 

 «Сразу оговоримся, что мы обсуждаем сферу изобразительного искусства. Заявленный вопрос сложный, животрепещущий, важный, вызывающий бесконечные споры. Попробую и я высказать свою субъективную точку зрения. Сложность этого вопроса возникает уже при его формулировке. Перед тем, как ответить на него, нужно уточнить терминологию, поскольку подразумевается, что есть искусство вообще и некое «современное искусство», чем-то от него отличное, то есть, присутствует некое противопоставление. Если слово «современное» воспринимать в значении «сегодняшнее» (творимое в наше время, сегодня — то есть, речь идет о временной характеристике), то заявленный вопрос, на мой взгляд, отпадает сам собой: при условии, что перед нами настоящее произведение искусства, не имеет значения, когда оно было создано — несколько дней или несколько веков назад. Таким образом, отвечая на вопрос, под «современным искусством» я буду подразумевать нечто иное, а именно те новые виды и формы творческой деятельности, которые появились в XX веке и продолжают появляться до сих пор — акционизм, перформанс, видео-арт и многие другие художественные практики, отличные от традиционных — от рисования красками или от создания статуй и зданий. При этом стоит заметить, что не все, создаваемое в традиционных техниках, априори является искусством, но это отдельная проблема. Суть заявленного в самом начале вопроса, на самом деле, в том, какова природа искусства вообще, и можно ли рассматривать новые художественные практики в контексте истории изобразительного искусства. На мой взгляд, — нет. Я не отрицаю их существование (это было бы глупо), не отрицаю их культурную значимость. Это, безусловно, новый феномен культуры, но феномен, для которого нужно создать свою новую терминологию, поскольку в противном случае уравниваются разнородные явления — искусство, и то, что им не является. Искусство подразумевает ограничения, в рамках которых художник может обрести свободу. В новых же практиках нет никаких ограничений, что порождает не свободу, а вседозволенность. Искусство, на мой взгляд, всегда подразумевает, во-первых, неразрывность формы и содержания, и, во-вторых, что не менее важно, ремесленную составляющую, которая как раз преимущественно отсутствует в новых практиках, где ее наличие —необязательно, а также — неповторимость и уникальность произведения, обусловленная личным умением и индивидуальностью отдельного художника. Вспомним искусство прошлого. Скажем, Дюрер в своих письмах описывает, что для создания одной картины ему нужно 5 месяцев кропотливой работы, начиная от растирания красок и заканчивая покрытием картины лаком. Леонардо в своих записях говорит о необходимости овладения мастерством, то есть ремесленной составляющей искусства, только после которого возможно настоящее творчество. И даже самые радикальные авангардисты приходили к своим художественным открытиям, овладев ремесленной составляющей своего искусства и изучив традиции прошлого. Я всегда вспоминаю два натюрморта Матисса из ГМИИ, один из которых написан в характерной индивидуальной манере мастера, второй же — словно классический голландский натюрморт XVII века. Традиция играет важнейшую роль в искусстве. Невозможно создать что-то новое, не зная того, что было раньше. Художник может продолжать традицию, может отвергать ее, но он обязан ее знать. Процесс размывания понятия искусства в XX веке, и, как следствие, сама необходимость сегодня в термине «современное искусство», связаны тем, что категория качества потеряла свое значение. «Современным художником», по сути, может стать каждый. Целью «современного искусства» не является создание художественного произведения, для него безразлична внутренняя связь формы и содержания: форма и содержание в них не обуславливают друг друга. В «современном искусстве» акцентируется содержательный аспект и игнорируется значение формы, именно поэтому оно немыслимо без сопровождающего комментария и нуждается в самоутверждении, проявляющемся в акцентировании своей современности. Зрителю может нравится или не нравится, например, картина Дюрера, он может понимать или не понимать творчество художника, но он не может отрицать его мастерство уже потому, что он не может сделать нечто подобное. Статус же «современного искусства», его признание как искусства утверждается исключительно извне, обществом.»

Please reload

Escoda

April 4, 2014

1/1
Please reload

Опубликовано...

June 16, 2019

December 28, 2017

January 1, 2017

December 30, 2015

Please reload